Category: история

Чечня - 1995 год. Продолжение.

Настоящим продолжаю публикацию материалов, связанных с войной в Чечне в 1995 году, где мне довелось находиться с гуманитарной миссией с целью спасения военнослужащих-срочников попавших в плен.



Когда Гайдар (руководитель фракции "Выбор России", где я состоял депутатом) подписывал этот документ, то из-за цейтнота, мы вместе с помощниками даже не проверили текст, в котором осталась ошибка: "94 год". Времени было мало. Надо было успеть спасти хотя бы нескольких, находившився в плену рядовых. Каждый день они гибли. В начале войны в 95, не из-за расстрелов чеченцев, а в основном под огнем своих.



Уже тогда было ясно, что официальная статистика о числе погибших и попавших в плен, далека от реальной. Собственно об этом и написал Коновалов, зав.отделом ИЗВЕСТИЙ, находившийся со мной и фотокорреспондентом СОБЕСЕДНИКА Мих. Новоселовым в Грозном в мой первый приезд 7,8,9 января. Оба, надо сказать, храбрые чуваки.



Так, под обстрелом, Миша снял меня двигающимся по проспекту Хрущева (около 500 метров от передовой) к РесКому. Там я имел продолжительную беседу с Яндарбиевым. Это был, безусловно, умный и тонкий политик. В миру, кстати, поэт. Он весьма хорошо разбирался в истории и теологии (мы имели продолжительный спор о мирских шейхах, о бахаитах и чем-то еще). Главным все-же было выяснение и сверка списка погибших. И таких было много: из 81 Чернореченского полка и из Майкопской бригады. Надо отдать должное, тогда дудаевские военные чиновники в розыске и установлении данных активно помогали. Все изменилось позже.

Самым тяжелым было другое. Мне приходилось разговаривать с матерями солдат, сыновья которых убиты (и я об этом уже знал), а они передавали мне записки с просьбой о помощи в розыске их детей. Одну из таких записок я привожу ниже. Я забирал эти бумаги, и даже как то обнадеживал, зная что их дети погибли. А что мне оставалось делать?...






Сейчас я продолжаю отцифровывать записи 15-летней давности из Грозного. Как закончу выложу.